М.В. Евграшина

 

Многие авторы размышляли на тему переноса в контексте работы с парой, и в этой заметке мы попытаемся проследить направления этих размышлений для дальнейшей разработки понятия переноса в психоаналитической работе с парой.

В 38-й лекции «Аналитическая терапия» по введению в психоанализ З. Фрейд[1] пишет: «Нечего удивляться, что мужу не нравится лечение, при котором, как он имеет основание предполагать, вскрывается ряд его прегрешений; мы не только не удивляемся этому, но и не можем упрекать себя, если наши усилия остаются бесплодными или преждевременно прекращаются, потому что к сопротивлению больной женщины прибавляется сопротивление мужа. Мы стремимся к чему-то такому, что в существующих условиях было невыполнимо». И далее он продолжает: «Может быть, из моих предостережений против родственников вы сделаете вывод, что в интересах психоанализа больных следует изолировать от их семей, т. е. ограничить эту терапию обитателями лечебниц для нервнобольных. Однако я не могу с вами в этом согласиться; гораздо лучше, если больные — поскольку они не находятся в состоянии тяжелого истощения — остаются во время лечения в тех условиях, в которых им предстоит преодолевать поставленные перед ними задачи. Только родные своим поведением не должны лишать их этого преимущества и вообще не противиться с враждебностью усилиям врача. Но как вы заставите действовать в этом направлении недоступные нам факторы! Вы, конечно, догадываетесь также, насколько шансы на успех лечения определяются социальной средой и уровнем культуры семьи». Все это справедливо и для работы с парой. Чтобы терапия состоялась, нужен ряд условий, как минимум: оба партнера должны быть мотивированы на терапию (что, нужно отметить, не всегда происходит); и они оба должны иметь возможность безопасно говорить о своих чувствах, мыслях и размышлениях.

Поскольку речь идет о психоаналитической работе с парой, для нас важны аспекты переноса в данном контексте, без этого мы не сможем продвинуться дальше. Перенос способен  вмешиваться в любовные отношения и заставлять партнеров вновь и вновь проигрывать инфантильные сценарии. «Вскоре мы замечаем, что и сам перенос это лишь часть повторения, а повторение – это перенос забытого прошлого не только на врача, но и на все другие области нынешней ситуации»[2], — пишет Фрейд, говоря таким образом о создании невроза переноса. Эту мысль продолжает Э. Смаджа[3],  и говорит о том, что в парах мы наблюдаем также особую форму «межпереносного невроза», в рамках которого каждый воспроизводит свои «инфантильные прототипы» и вынуждает партнера делать то же самое. Однако в отличие от классического переноса (между пациентом и аналитиком) перенос супружеский не предполагает проработки и терапевтического подхода. В результате оба партнера оказываются заперты в совместно созданном неврозе.

Перенос характерен для любого окружения, но естественно не всегда воспринимается как перенос. Он окрашивает отношения, придает им оттенок, но зачастую вне терапевтических отношений сложно определить, что он собой представляет и как проявляется в отношениях. В своей статье «Психоаналитическая супружеская клиника и перенос» Jean-Maurice Blassel[4] приводит метафору: «Он (перенос), так сказать, растворен как соль в морской воде. Только благодаря выпариванию морской воды появляются кристаллы, и таким образом, мы можем исследовать соль, которая содержится в море».

Представители теории объектных отношений Дэвид и Джилл Шарфф[5] в переносе видят проявление внутренних объектных отношений, переживаемых во внешних отношениях с терапевтом через проективную идентификацию. Работая с парой, они выделяют не только контекстуальный и сфокусированный переносы, но и индивидуальный и совместный. Предпослыки теоретических размышлений авторов берут свое начало у Генри Дикса[6], который отмечал, что когда два индивида соединяются в браке, возникает союз, в котором каждый из партнеров может спроецировать нежелательные или угрожающие внутренние объектные отношения на другого, тем самым образуя обоюдную проективную идетификацию. Такая система способствует развитию личности каждого из супругов, создает общую супружескую личность и поддерживает их отношения, если супруги не попадают от них в зависимость и не начинают чувствовать себя целостными только в этой комбинации двух личностей.

J.G. Lemaire был одним из первых французских аналитиков, который исследовал брачные отношения. В своей первой книге[7] он рассматривает реализацию бессознательных желаний и защиты между партнерами. Таким образом, автор связывает пару и семью путем переноса между супругами. Он прямо заявляет[8]: «Эта связь представляет собой структуру пары, и семья, по построению, пронизана переносами… Эта интенсивность межличностных проявлений переноса и есть любовная связь…».

Существование переноса между супругами является неоспоримым, но можно ли рассматривать супружеские встречи как способ актуализации переноса? Может ли аналитическая супружеская терапия проанализировать участие одного из партнеров в переносе на другого и наоборот? Jean-Maurice Blassel[9] также отмечает, для появления переноса необходимы аналитические отношения, а партнеры не находятся в аналитических отношениях по отношению друг к другу. В работе с парами переносы выражены не столь ярко, как в индивидуальной психотерапии, и терапевт сталкивается со сложностями, он не может проанализировать индивидуальные переносы. Тем не менее, он может обращать внимание на некоторые проявления переноса, когда, например, супруг приходит один, а другой не приходит; или другим возможным следствием переноса может являться то, что каждый из партнеров, стремится выглядеть в глазах психотерапевта лучше или хотя бы не хуже, чем другой.

J.G. Lemaire[10] постоянно подчеркивает сложность и где-то даже безвыходность ситуации: «Любая терапия (пары или семьи) базируется на структурированной целостности процессов переноса, в том числе и потому, что члены семьи имеют перенос друг к другу. Реальная техническая проблема […] это чтение и использование этих различных переносов».

Швейцарский психоаналитик Юрг Вилли[11] предлагает концепцию заговора для разрешения этой проблемы. Понятие «заговор» сейчас используют многие терапевты, работающие с семейными парами. Из своих исследований, Вилли определяет «связь переноса» между супругами на основе того же самого внутреннего конфликта. Он называет заговор интерактивным сценарием, в котором партнеры выдвигают дополнительные предложения и чувственные требования. Страдания в браке связаны с ужесточением и стагнацией связи.

Вилли описывает перемещение сговора между партнерами на отношения аналитика с одним из партнеров. С терапевтической точки зрения, практика «разрешения» переноса представляется актуальной, поскольку она раскрывает явление переноса, но избегает анализа бессознательного одного партнера с другим: она ограничивается признанием существования переноса. Но если мы посмотрим на практику с психоаналитической точки зрения, то возникают противоречия. Существование «узла» переноса (здесь речь идет о всех переносах, которые возникают между участниками терапевтического процесса) не вызывает сомнений. Но мы понимаем, что перенос может  глубоко прорабатываться только индивидуально. Бессознательные желания, фантазии, характеризующиеся переносом, могут быть только индивидуальными, и лучший метод для анализа лежит в основе индивидуального лечения.

Таким образом, мы не можем напрямую анализировать перенос, но мы можем им пользоваться для обнаружения конфликтов. Супружеская консультация представляет собой возможность исследования боли, симптомов и запросов. Терапевтические взаимоотношения дают возможность создать отношения достаточно похожие на психоаналитические, где есть место для обнаружения различных паттернов, но в то же время они отличаются от классического психоаналитического понимания, так как психоаналитик привносит в супружеские отношения свою способность организовать диалог, выносить тревогу,  разделять переживания, определять наиболее конфликтные зоны, формировать пространство для понимания и многое другое.

 

Автор: Евграшина Мария Вячеславовна – психоаналитик, супружеский психолог, сертифицированный специалист УАП-ЕКПП, автор курса лекций по психоаналитической работе с парами. Образование: Киевский Национальный Университет им. Т.Г. Шевченко, Международный Институт Глубинной Психологии, Восточно-Европейский Институт Психоанализа по специализации «Системно-динамическая семейная терапия», Университет г. Ницца Софии Антиполис (Франция), магистратура гуманитарных и социальных наук по психологии. 

 

[1] Фрейд, З. Введение в психоанализ: лекции  с. 390

[2] З. Фрейд. Сочинения по технике лечения. Рус. пер. М., 2008. с. 210

[3] Э. Смаджа. Пары. Мультидисциплинарный подход. М. Когито-Центр, 2017. с.83

[4] Blassel Jean-Maurice, « Clinique conjugale psychanalytique et transfert »,Dialogue, 2004/4 no 166, p. 17

[5] Шарфф Д., Шарфф Д. Основы теории объектных отношений. М.:Когито-Центр, 2009

[6] Dicks, H.V. 1967. Martial Tensions: Clinical Studies Towards a Pchycho-analytic Theory of Interaction. London

[7] Lemaire, J.G. 1982. Le couple, sa vie, sa mort,

[8] Lemaire, J.G. 1989. Famille, amour, folie. p. 32

[9] Blassel Jean-Maurice, Clinique conjugale psychanalytique et transfert

[10] Lemaire, J.G. 1989. Famille, amour, folie, p. 35

[11] Willi, J. 1982. La relation de couple, Paris, Delachaux & Niestle

Место переноса в работе с супружеской парой
Задать вопрос
%d такие блоггеры, как: